Война

Все планы в 1941 году разрушила война. На долгие дни и ночи оккупация вырвала город из мирной жизни. Витебск столкнулся с невиданным до этого бедствием.

"Гитлер избавил всех от работы, от хлеба, от школ, и, в общем, от человеческой жизни", - так сказать мог только тот, кто кожей прочувствовал все "тонкости" фашистского порядка (газета "За свободную Беларусь", 24.07.1942 г.).

Но и сегодня, спустя столько лет, невозможно беспристрастно читать документы 1941 года. Даже, если рассказывают они о той, еще довоенной истории... Даже, если это сухая статистика...

До начала войны в городе жили 180 тысяч человек. Работали 209 предприятий, 10 больниц, 11 амбулаторий, поликлиник, консультаций, 2 научно-исследовательских учреждения, 4 высших учебных заведения, 15 средних учебных заведений, 43 школы, 86 детских садов и яслей, 40 библиотек, 3 кинотеатра, цирк, драматический театр, архив, 19 Домов культуры и клубов... По городской системе водоснабжения регулярно циркулировала вода.

Но, читая обо всем этом, невольно представляешь другое: неоднократно виденные фотографии Витебска 1944 года. Разрушенный город... То, что осталось от водонапорной башни на Могилевской площади, от городской водокачки...

А до войны... До войны витебляне пользовались артезианской водой. Скважин было десять. Семь из них, что относились к первому водозабору, были в районе Песковатик, три - на втором водозаборе в Марковщине. Вода поступала в две водонапорные башни, которые располагались на Могилевской площади и Юрьевой Горке.

На каждом водозаборе работали насосно-компрессорные станции, хлораторные, железобетонные резервуары, электроподстанция, механические мастерские.

Водопроводная система обеспечивала подачу 42000 м. куб. в сутки. Именно такая цифра значится в довоенных документах.

В первые же дни Великой Отечественной войны большинство работников Витебского водопровода было призвано в ряды Красной Армии с оружием в руках сражаться с ненавистным врагом. Часть работников, в основном женщины, успели уйти на восток. А те кто по тем или иным причинам остались в Витебске продолжали ежедневно выходить на работу.

Нельзя было оставить город без воды, нельзя было оставить без воды тех людей, которые продолжали жить в оккупированном городе. Без воды на город бы обрушились эпидемии, и без того кошмарная жизнь превратилась бы в сплошной ад.

Сколько воды поступало в оккупированный фашистами город, сейчас сказать нельзя. Отчетность или не велась, или сгорела летом 1944 года, когда советские войска освобождали Витебск.

К сожалению, мы знаем судьбу только нескольких человек, работавших в эти страшные годы на Витебском водопроводе.

Остались в городе заведующий водопроводными мастерскими Дракке Евгений Фомич и водопроводчик Бредис Иван Иванович.

В государственном архиве есть личная карточка Дракке Евгения Фомича, заведенная на него 1892 году. Именно тогда начался рабочий стаж Евгения Фомича на Витебском водопроводе. Родился он в 1874 году городе Двинске тогдашней Витебской губернии (сейчас это латышский город Даугавпилс). Получил домашнее образование. На водоканале долгое время работал машинистом. В 1922 году "в связи с переходом на хозрасчет был сокращен и исключен из списков и содержания Губкоммунотдела". На этом личная карточка для служащего Советского учреждения Витебской губернии Дракке Евгения Фомича, заведенная на него Губернским коммунальным отделом, заканчивается.

О дальнейшей судьбе Дракке Е.Ф. мы узнаем из рассказов очевидцев. Вскоре после сокращения Евгений Фомич снова пришел на водопровод. И не простым машистом. Вплоть до 1941 года заведовал водопроводными мастерскими. В этой должности работал и во время войны. Однажды смог даже убедить представителей "нового порядка" отпустить арестованного кадрового водопроводчика Ивана Ивановича Бредиса, с которым работали вместе не один год.

Каким образом удалось Дракке уговорить гитлеровцев отпустить Бредиса, не знает никто.

Иван Иванович Бредис не раз говорил, что ненавидит "новый порядок", что оккупантам рано или поздно придет конец и Красная Армия разобьет их. Говорил по секрету, своим знакомым и друзьям. Но кто-то донес на него. И Бредис оказался в фашистских застенках.

Но после освобождения Иван Иванович Бредис прожил всего несколько месяцев. Сказались избиения и пытки, которыми подвергали его на допросах.

Вскоре и Евгений Фомич Дракке был схвачен фашистами и брошен в концлагерь. Прошедший с ним концлагеря Сергей Журов (сын репрессированного в 1937 году заведующего водокачкой Е. М. Журова) вернулся домой инвалидом и вскоре после войны умер.

В первую очередь, заботясь о себе, о снабжении водой воинских частей, расквартированных в городе, гитлеровцы требуют от работников водопровода соблюдения всех норм санитарии. За несоблюдение приказа - кара по законам военного времени. Другими словами - смерть.

Поначалу была установлена невысокая плата за пользование водопроводной водой. 30 копеек в месяц с человека. "Новая власть" пытается заигрывать с населением. Месячная плата за воду меньше, чем стоит килограмм картошки (50 копеек), меньше, чем одно куриное яйцо (60 копеек). И уж конечно меньше, чем перевод строчки текста с немецкого языка на русский (50 копеек). Эта цена на воду продержалась недолго, всего с полмесяца. С середины до конца августа 1941 года.

В сентябре городская управа увеличила цену. До 40 копеек - за пользование водопроводными колонками. Те, кто мог "пользоваться домовым вводом", платили 50 копеек.

Позже гитлеровцы решили, что цену на воду можно еще поднять. До 65 копеек в месяц с одного человека. (Для справки. 10 советских рублей были равны одной немецкой марке).

Ну и, конечно, вовсю старались фашистские прихвостни, издававшие в оккупированном Витебске газеты. Ложь стала для них нормой. Главное - угодить новому начальству и побольше "грязи" вылить на Советскую страну. Коснулись фашистские "писаки" и темы коммунального хозяйства.

Газета "Новый путь" от 21 июля 1942 года писала: "9 июля 1941 года в Витебск вступила Германская Армия, навсегда освободившая нас от тех, кто управлял посредством насилия, грабежа и обмана. Городское коммунальное хозяйство находилось в печальном состоянии: не было ни воды, ни электричества, улицы были завалены грязью, мусором. В настоящее время, при большой поддержке Германского Командования, восстановлена водопроводная сеть... Работает 1 большая баня и готовятся к пуску еще две".

В городской фашистской газете появляются объявления о приеме на работу. Водоканалу требуются водопроводчики, слесари... Все вроде бы в порядке, если не знать, что случилось с теми, кто работал до этого…

Перед тем, как гитлеровцев летом 1944 года вышибли из города войска Советской Армии, немцы взорвали почти все, что снабжало Витебск водой.

На водозаборе в Песковатике уничтожили насосно-компрессорную станцию, павильоны и воздухоотделительные бачки. В результате взрыва водоподъемные трубы на скважинах № 5, № 6, № 7 упали в скважины. Разрушены были обе водонапорные башни, подорваны все смотровые колодцы и большая часть задвижек на сети. Уцелели только сборные резервуары на Песковатике и в Марковщине. Остался целым подземный резервуар на 2-й Ветряной улице.

Многие из тех, кто работал на водоканале до войны, не вернулись домой. В 1943 году погиб на Ленинградском фронте бывший начальник 2-й водонасосной станции Финкельштейн Б.Л. В 1942 году умер в эвакуации Герой Труда Аренбург И. И.

Во время войны погибли все четверо сыновей бывшего заведующего водокачкой Емельяна Михайловича Журова, репрессированного незадолго до начала войны. Его сыновья Николай и Карл в начале войны воевали в составе ополчение, потом - действующей армии. Николай погиб. Карл умер от ран 10 сентября 1941 года на Смоленщине. Сергей вернулся в город инвалидом и вскоре после войны умер. Последняя весточка от Владимира пришла в 1944 году. Не дожил он до освобождения родного Витебска всего несколько дней. Военных дней.

26 июня 1944 года Витебск освободили советские войска. Для города начиналась мирная жизнь.

Витебский водопровод - вернее, то, что от него осталось - в июне 1944 года возглавил Василий Алексеевич Азеуш. Пришлось объединить и знания, и волю, и мужество. Но ничего бы не получилось, не будь у Василия Алексеевича таланта руководителя.

Строя мирную жизнь, он мстил оккупантам. Мстил за смерть жены-подпольщицы, погибшей в оккупированном Витебске. Мстил. Как и тогда, когда воевал в партизанском отряде, как и тогда, когда организовывал подпольную группу в родной деревне Букатино... Взвалил на себя всю ответственность за восстановление водопровода. Работал сутками напролет.

Первый приказ о приеме на работу на восстанавливаемый послевоенный "Водоканал" Василий Алексеевич Азеуш подписал 4 июля 1944 года: "В связи с началом ремонта водокачки и всей водопроводной линии г. Витебска зачислить чернорабочими Великанова Николая Осиповича, Чепелкина Павла Петровича, Магильского Сергея Фоковича, Стабурова Алексея". Приказом №2 Венглинская Алика Ивановна назначалась счетоводом. Она же отвечала за выдачу хлебных карточек работникам водокачки.

С каждым днем на "Водоканал" приходили все новые люди: Барковский Федор Андреевич, Безбожный Николай Давыдович, Амельченко Николай Николаевич, Кветин Адам Адамович, Никаноров Николай Никитович, Колосов Михаил Алексеевич. И пусть их должность звучит совсем не престижно - "чернорабочий", благодаря их труду город поднимался после военной разрухи.

Расчищались завалы. Практически без всякой техники. Вручную. Главными инструментами были лом, кирка и лопаты. Водопроводчики приступили к своим непосредственным обязанностям. Их у Черкасова Семена Мироновича, Рогожинского Тимофея Яковлевича, Новицкого Михаила было предостаточно.

Значительную помощь в эти первые мирные дни оказывали бывшие военные, присланные Сенненским и Бешенковичским военкоматами. Присланных принимали на работу списком, по 50 человек. Как и тех, кого направляли горкомы и парткомы. Все службы осознавали важность восстановления работы водопровода и старались всячески помочь. Большую помощь Василию Алексеевичу Азеушу оказал Екимов Иван Кузьмич, назначенный 13 июля 1944 года заместителем директора.

Дирекция "Водоканала" после освобождения располагалась в одноэтажном здании по улице Колхозной. Через некоторое время руководство переехало на улицу 1-ю Куйбышева, 9. Дирекция переселялась в двухэтажное здание.

И в Витебск, и на "Водоканал" возвращалась нормальная мирная жизнь.

В июле из эвакуации вернулась Финкельштейн Соня Давыдовна, работавшая до войны лаборанткой.

Бригаду по ремонту водопроводной линии возглавил бывший кочегар Корнешков Марк Васильевич. Работу бригады по разбору и очистке Северной водокачки организовывала Кривенко Ефросинья Васильевна.

Некоторые из тех, кто работал тогда, остались на "Водоканале" на долгие годы, некоторые - уехали в другие города, вернулись на довоенное место работы... Но именно благодаря их самоотверженному труду уже в 1944 году начали работать 3 скважины, расположенные в районе Песковатик. Конечно, без павильонов, без каких-либо других приспособлений, которые облегчают их обслуживание. Подключили и частично сохранившуюся насосную станцию, подававшую воду к важнейшим предприятиям. Необходимую для работы электроэнергию давали электропоезд и автомобильный двигатель в 120 лошадиных сил, который был установлен на водокачке. Жители центральных улиц получали воду из водоразборных колонок.

На балансе "Водоканала" в это время числились полуторка и конный выезд.

В начале 1945 года в "Водоканале" работают, как видно из штатного расписания, 43 человека.

Вода в город поступает уже из шести скважин. За качеством воды следят лаборанты, счет деньгам ведут бухгалтеры. Есть инспектор по кадрам, начальник отдела сбыта, кладовщик. Документы хранят сведения о текущем ремонте. И руководит этим не "бригадир по очистке города от завалов", а обычный завхоз. В приказах появляются совершенно мирные строки: "объявить строгий выговор", "вынести благодарность", "провести инвентаризацию".

На "Водоканал" возвращаются фронтовики. С приходом Дроздова Д.С., Желнеровского И.Ф., Панкова В., Дударева И., Станкевича В.А. работать становится легче. Можно уверенней смотреть в завтрашний день.